Шрифт
Размер
Интервал
Вы находитесь здесь? Ашберн
Приветствуем

Мы создали замечательный портал специально для Вас!

  1. Выслать повторно
Забыли пароль?

Мы поможем Вам восстановить доступ к Вашему личному кабинету

  1. Введите Ваш логин или адрес почты от личного кабинета

  2. На номер телефона +X (XXX) XXX- было выслано SMS подтверждение

    Выслать повторно

ДЕД МОРОЗ С БОРОДОЙ И БЕЗ

Без бороды – летом, весной и осенью – дети его не узнавали. Да и имя он носил другое – Александр Леопольдович Хвыля. Народный артист РСФСР, работающий в Театре-студии киноактера, исполнитель многих киноролей. Зато зимой у него начиналась другая жизнь – елки. Да не простые, а кремлевские. В это время он был там самым главным – Дедом Морозом. Потом, после него, их было немало. Но Хвылю и по сей день считают самым лучшим Дедом Морозом – всех времен нашей страны и всех народов, ее населяющих.

Волна в Кремле

…1965 год, елка в Георгиевском зале Кремля. «…А теперь, ребята, давайте дружно позовем Дедушку Мороза! Три-четыре!» – и толпа ребятишек по команде Снегурочки начала радостно кричать: «Де-душ-ка Мо-роз!!!» Как только он появился, все радостно завизжали, запрыгали и захлопали. И не только потому, что дедушка отозвался. Перед ребятами появился тот самый Морозко, фильм про которого как раз недавно вышел на экраны и от которого, как сказали бы сейчас, «фанатели» все, от мала до велика.

А ведь кремлевские начальники могли бы «назначить» и другого Деда Мороза. Потому что Хвыля был вовсе не Хвылей, настоящая фамилия у Александра Леопольдовича была Брессем. Пятнадцатью годами раньше его шведские корни могли бы стоить ему срока в лагерях, а то и жизни. Но теперь, к счастью, на дворе стояли «вегетарианские» времена. К тому же он давно уже сменил фамилию.

А было так: в 20-е годы по указу Ленина Донбасс стал украинским. И на территории республики развернулась масштабная украинизация – внедрение украинского языка. Правда, в тридцатые процесс «свернули». А фамилия Хвыля, которую он сам придумал, осталась – с малороссийского она переводится как «волна».

Будущий Дед Мороз появился на свет 15 июля 1905 года в Донбассе, в небольшом селе Александро-Шультино. Местечко это было примечательно тем, что когда-то там доживал свои дни один из героев пушкинского «Кавказского пленника» – «генерал-метеор» Иван Котляревский. Это он в ходе русско-иранской войны, воюя одним своим батальоном против 40-тысячной армии персов, победил их. На этих «задворках» тогдашней Российской империи и поселились Брессемы – обрусевшие шведы, которые решили после Северной войны 1700–1721 годов остаться в России.

Ну о какой «кремлевской елке» можно мечтать в этом Богом забытом местечке? Мама – домохозяйка, отец – машинист-механик – его мальчик почти не помнил, потому что тот неожиданно умер, когда Александру было всего два года. Пятерых детей мать тянула одна – нужда, лишения, безрадостное детство. Саша подрос и пошел учиться в церковно-приходскую школу, которую окончил с похвальным листом. Дальше было железнодорожное училище – его молодой Брессем окончил в 1920 году. Учиться дальше не позволяло материальное положение, надо было помогать семье. А учиться хотелось – на актера. О такой профессии в их местечке и слыхом не слыхивали. А он всем сердцем мечтал.

Пару лет поработал счетоводом на Южной железной дороге и все-таки рискнул: поехал поступать в драматическую студию В. В. Воровского. По окончании его приняли в труппу Государственного украинского театра имени Заньковецкой. А уже позже он устроился работать в Харьковский театр имени Тараса Шевченко. Мечта сбылась.

Актерская жизнь целиком захватила Хвылю. По характеру был он азартен и горяч, бесшабашен и весел. Как-то поспорил с коллегами: между своими выходами на сцену – в первой сцене и в конце спектакля – съест целую головку голландского сыра. Запивать сыр любым количеством пива не возбранялось. Пари он выиграл, но в финальной сцене появился перед зрителями, мягко говоря, «тепленьким». Ему объявили выговор и на время отстранили от спектаклей.

До Кремля Хвыле было еще ой как далеко…

Кто кому родня?

Как провел свою молодость Дед Мороз, кроме того, что отца его звали Иван, никому не известно. Но факт остается фактом: у него есть внучка – Снегурочка.

Впервые о ней и ее стариках-родителях рассказал в 1869 году на страницах своего фундаментального исследования «Поэтические воззрения славян на природу» Александр Афанасьев, известный русский собиратель фольклора.

В 1873 году драматург Александр Островской по «мотивам» рассказов Афанасьева написал свою пьесу «Снегурочка». В пьесе она была дочерью Деда Мороза и Весны-Красны. Родилась Снегурочка в Берендеевом царстве –в Костроме до сих пор есть парк Берендеевка, 90 гектаров – чем не царство? Получается, что Дед Мороз Снегурочке приходится отцом. Внучкой она стала ему доводиться в 1935 году, когда в СССР Новый год стало разрешено праздновать официально. В педагогических пособиях того времени так и было написано: «На елке внучка Снегурочка должна помогать дедушке, быть его посредником в играх с детьми».

Герои того времени

Повзрослев, «сырный хулиган» стал ведущим актером театра. И к тому же стал сниматься в кино. Украинский режиссер Георгий Тасин предложил Хвыле сыграть главную роль в фильме «Кармелюк». Его Устим – народный мститель, поднимающий крепостных крестьян на борьбу с панами.

После этой картины кинорежиссеры рассмотрели в нем актера с «героическим» амплуа – черты лица крупной лепки, жестикуляция решительная, сам рослый, косая сажень в плечах. Такой, грозно вращая глазами, громовым голосом будет говорить пафосные речи и картинно доставать из ножен саблю или из деревянной кобуры пистолет.

Так и вышло. Героические фильмы пошли «косяком». «Суворов», «Щорс», «Богдан Хмельницкий», «Александр Пархоменко». В эти и другие подобные картины неизменно приглашали Хвылю. Одного только Буденного три раза сыграл... Да и в театре роли были все больше геройские – в спектаклях «Диктатура», «Гибель эскадры»… За роль секретаря райкома в фильме «Константин Заслонов» Хвыля удостоился Сталинской премии.

А когда всем захотелось после войны поскорее вернуться к мирной жизни, режиссеры с легкой руки Пырьева «рассмотрели» в Хвыле комического персонажа. Случилось это после выхода на экраны советской музыкальной комедии «Кубанские казаки». Хвыля сыграл товарища Кореня, туповатого районного руководителя, который, потея, все время попадает в неудобные ситуации.

Впрочем, это уже было в Москве. Хвыля, наверное, и не переехал бы в столицу, но украинские режиссеры после всех «геройских» ролей вдруг перестали его снимать – ему, как бы сейчас сказали, «перекрыли кислород». Даже Сталинская премия и другие награды не стали индульгенцией… В секретных папках киевского НКВД уже было подшито множество доносов на актера. Анонимные завистники с гневом вопрошали: почему какой-то швед играет украинских национальных героев – Кармелюка, Богдана Хмельницкого? А может, он подосланный шпион?

От греха подальше Хвыля уехал с женой и маленькой дочкой в Москву. Но завистники не унимались: причиной переезда, утверждали они, якобы был роман Александра Леопольдовича с актрисой Эммой Цесарской, которая блистала в Москве, сыграв Аксинью в шолоховском «Тихом Доне». Налицо моральное разложение лауреата Сталинской премии! Он – женат, она – замужем за капитаном НКВД. Вот он-то, узнав об измене жены, наверняка и мстил Хвыле, закрыв ему дорогу на все украинские киностудии…

Впрочем, эти сплетни тут же прекратились, когда мужа Цесарской вскоре арестовали и расстреляли, а ее с годовалым сыном, конфисковав все имущество, выселили из квартиры в центре в дощатый барак на окраине…

Но причина была не в этом – новый «наезд» на Хвылю не состоялся по причине смерти вождя…