Шрифт
Размер
Интервал
Вы находитесь здесь? Ашберн
Приветствуем

Мы создали замечательный портал специально для Вас!

  1. Выслать повторно
Забыли пароль?

Мы поможем Вам восстановить доступ к Вашему личному кабинету

  1. Введите Ваш логин или адрес почты от личного кабинета

  2. На номер телефона +X (XXX) XXX- было выслано SMS подтверждение

    Выслать повторно

Лучший возраст – сейчас!

Именно такой девиз выбрало для своих показов одно именитое модельное агентство. И стало показывать коллекции одежды для женщин старшего возраста. Вот и мы решили поговорить сегодня не столько о моде, сколько о том, как в последнее время меняется отношение к ней. О том, почему ведущие модельеры мира предпочитают теперь видеть на подиумах очень взрослых женщин, а фотографы размещают портреты седовласых красавиц глубоко пенсионного возраста на обложках глянца. Расскажем несколько жизненных историй, которые… Впрочем, читайте.

Бунт против молодости

Если вы хоть изредка читаете глянцевые журналы, то уже знаете, а если не читаете, то знайте: на модных подиумах всего мира сейчас правят бал не молоденькие, худые как спички модели, а женщины в возрасте – подтянутые, ухоженные, седовласые. Возможно, в этом виновато понятие, которое в последнее время на Западе стало очень востребованным – diversity. С английского это слово переводится как разнообразие. Оно должно быть соблюдено везде: например, в рабочих коллективах или школьных, студенческих классах обязательно должны присутствовать граждане другой национальности или цвета кожи. Вот и до модельеров дошло это правило – в дефиле теперь участвуют не только молодые, но и пожилые модели.

Возрастные манекенщицы отсутствовали на подиумах мира больше полувека – культ молодости воцарился где-то сразу после окончания Второй мировой. Производители одежды, косметики, вся модная индустрия того времени старательно формировала у населения стереотип: старость – это смерть, смерть – это война, а войну надо скорее забыть. К тому же старость – это худшее, что может случиться с женщиной, ее надо прятать, а не выставлять напоказ. Усилия увенчались успехом – старость запретили на несколько десятилетий, все стали одержимы молодостью и сексуальностью, с обложек журналов смотрели только юные лица.

Справедливости ради надо сказать, что были и попытки разрушить этот стереотип, и не где-нибудь, а в Советском Союзе. «Флагманские» женские журналы того времени – «Работница» и «Крестьянка» – чуть ли не в каждом номере публиковали разделы: «Мода для пожилых», «Мода для полных». Но объясняется это просто: преклонный возраст тогдашнего советского руководства (и их жен в том числе) диктовал партийной печати свои правила.

И все же настоящий «бунт против молодости» был устроен – и тоже у нас. Сделал это, говоря без преувеличения, великий русский модельер Слава Зайцев и его любимая манекенщица Лека (Леокадия) Миронова.

Лека (Леокадия) Миронова

Вкратце история такова. Они познакомились со Славой случайно: десятиклассница Лека приехала вместе с подругой на фабрику по пошиву рабочей одежды в город Бабушкин. Тут и увидела Славу, а он – ее. Молодой модельер сразу же предложил ей стать у него манекенщицей. Через два дня она вышла на подиум. После успешных показов их вместе пригласили в Дом моделей на Кузнецком мосту. Рука об руку они проработали больше 10 лет.

Ее профессиональная карьера складывалась успешно: Леку даже как-то пригласили на парад лучших манекенщиц мира, но КГБ так и не выпустило ее за границу. А вот личная жизнь складывалась непросто. Неудачный брак с ревнивцем, развод, большая любовь к фотографу из Литвы. В 70-е – притязания высокого партийного чиновника, которому она отказала во взаимности. Он начал мстить – травля, слежка, обвинения в антисоветчине, запрет на профессию. Она уволилась из Дома моделей, но больше ее никуда не брали. Сидела почти два года без работы, ее чуть не посадили за тунеядство. Потом почти на тридцать лет стала швеей-надомницей.

Все это время они дружили со Славой, он, как мог, поддерживал подругу, тайно «подкидывал» ей какие-то швейные заказы. Недаром Лека всю жизнь повторяет: «Родители подарили мне жизнь, а Слава Зайцев – профессию». В начале 2000-х он уговорил ее снова выйти на подиум – Слава представлял свою новую коллекцию. Она согласилась – ей было тогда уже под шестьдесят. Сегодня ей 78, и она по-прежнему модель…

Кармен Делль’Орефиче

Почему вплоть до конца XIX века пожилые женщины даже не рассматривались как объект моды?

Да потому что в то время «бабий век» в прямом смысле слова был короток — немногим женщинам удавалось дожить до старости: тяжелая работа, многократные роды из-за отсутствия контрацепции, калечащие операции. Именно поэтому у классиков литературы можно встретить немало несправедливых сравнительных упоминаний о возрасте: 45-летний мужчина считается человеком в расцвете сил, а женщина такого же возраста — старухой. Но с развитием медицины все поменялось, продолжительность жизни у женщин увеличилась и даже обогнала мужскую.

Седина – не порок

Это только наши пенсионеры, согласно последним фешен-исследованиям, считают седину признаком глубокой старости, неухоженности. А на Западе она – просто показатель зрелости, а иногда даже элитарности. Жизнь американской супермодели Кармен Делль’Орефиче, женщины, которую когда-то Сальвадор Дали назвал своей музой, яркой представительницы «эпохи разнообразия», это только подтверждает.

…В детстве Кармен только и слышала от матери: «Твои уши похожи на сиденье седана, а ступни на ласты». Она была настоящим гадким утенком – самой высокой и самой тощей в классе, со скобами на зубах. Мечтала быть балериной, но из-за ревматизма не стала. Зато в 1945 году – ей было уже 14 лет – случайно в автобусе одна молодая женщина спросила ее: «Девочка, ты не хочешь стать моделью?» Кармен согласилась, и та привела ее к своему мужу Герману Ландшоффу – он был известным модным фотографом и искал новые лица. Но через несколько дней матери пришло письмо: «Ваша дочка нефотогенична, пусть подрастет». Отца у Кармен не было, но был крестный – он-то и показал фотографии девочки в журнале Vogue. Новая юная модель понравилась и началась работа.

Хоть подиум с виду и ровный, но для каждой модели на нем присутствуют невидимые ступеньки, которые надо преодолеть – желательно уверенно, красиво, «походкой от бедра». Кармен это удавалось: уже через два года ее лицо было на обложках ведущих модных журналов. Юной модели стали платить – сначала 7,5 долларов в час, потом чуть больше 20. Но денег все равно не хватало. Она ездила на съемки на роликах, а не на метро, подрабатывала шитьем. Многим позже в своей книге «Быть красивой: секреты и приемы, которым я научилась за 40 лет работы моделью» она напишет: «Мама воспитывала меня одна. Мы жили без горячей воды и лифта. Денег не хватало. Мы были вынуждены заложить швейную машинку, чтобы было чем заплатить за квартиру, а для того чтобы оплатить счета за электричество, приходилось с огромными усилиями собирать и откладывать в конверт по четверть доллара».

В 1963 году ей исполнилось 32 – для модели возраст глубоко «пенсионный». Она ушла из профессии. Думала, навсегда. Занялась личной жизнью, воспитанием дочери. Но через пятнадцать лет случайно встретила старого друга «из прошлой жизни», фотографа Нормана Паркинсона. «Знаешь, для старой кошелки ты выглядишь совсем неплохо! – сказал он. – Как насчет нескольких фотографий для журнала? Поехали в Париж!» Дочь уже выросла, никакой брак ее не отягощал – и она поехала. Для съемок омолаживаться не стала, всю свою седину не закрасила, а выбелила – серебристая грива волос стала потом ее фирменной фишкой.

Норман показал ее фотографии в редакциях ведущих французских модных журналов. Все в один голос сказали: «Это как раз то, чего нам не хватало!» Ее карьера пошла в гору круче, чем в молодости. Обложки журналов, модные показы, рекламные компании ведущих мировых фирм, съемки в кино у Мартина Скорсезе, Вуди Аллена и других режиссеров.

Сейчас ей 89 и интерес к ее внешности по-прежнему высок. Ее имя занесено в Книгу рекордов Гиннеса за самую долгую в истории моды модельную карьеру. Она не скрывает свой возраст, а гордится насыщенной прожитой жизнью. О себе говорит с юмором: «Хоть я и не претендую на вечную жизнь, но свой срок хочу прожить в счастье, а смерть встретить в туфлях на высоких каблуках!»

 Айрис Апфель

Пул умудренных жизнью

Сегодня Кармен Делль’Орефиче такая не одна. Синди Джозеф пригласили в модное агентство в 49 лет – накануне встречи у нее закончилась краска для волос, и она пошла «как есть». Покорила сединой и необыкновенно привлекательной улыбкой. Или Франсуаз де Сталь – ей 83 года. 60 лет назад она блистала на всех подиумах Европы. Потом ушла, занималась детьми и внуками. В 73 вернулась. Говорит, что теперь у нее исчезли все комплексы, никогда в молодости она не была такой уверенной в себе. А 97-летняя Айрис Апфель? Ее автобиография «Икона по воле случая» – настольная книга для тех, кто хочет стареть красиво.

Есть и на российских подиумах возрастные модели. Откуда они берутся? Пару лет назад премию «Женщина года» от журнала «Гламур» вручили 63-летней Валентине Ясень. К тому времени она работала моделью всего лишь года полтора, а до этого кем только ни была: уборщицей, «конфетчицей» на кондитерской фабрике, нянечкой в детском саду и даже… руководителем в одном из российских колхозов. Перед тем как уйти в модельный бизнес, воспитывала внучку Еву и трудилась в аптеке.

Все началось со звонка из модельного агентства Oldushka. Вернее, чуть раньше: сын Валентины Михайловны сфотографировал маму на рабочем месте, прямо в интерьерах аптеки, и выложил фото в Сеть. Его увидел Игорь Гавар. С 2011 года он вел в Интернете свой блог про уличную моду и стиль российских пенсионеров. Но спустя три года интерес к теме стал настолько велик, что из блога Oldushka трансформировалось в агентство – первое в России для возрастных моделей. Фотографы модных журналов в поисках новых интересных лиц просто хлынули в Oldushka. Валентина, хоть и удивилась такому необычному звонку, но согласилась.

 Валентина Ясень

А вот притока возрастных моделей в агентстве не наблюдалось – женщин 50-70+ приходилось искать. Слишком глубоко у них в голове застрял стереотип: «старость всегда некрасива». А еще миф, что вход в модный мир открыт «только для своих», людям, которые всю жизнь занимались другими профессиями, там делать нечего. Но мало-помалу, «через тернии», у Игоря Гавара сложился целый «пул умудренных опытом». Валентина Ясень и сегодня в их числе. Поначалу ей было трудно внедряться в незнакомую профессию, по ее словам, она все время «подслушивала и подглядывала» приемы, которые применяют в работе профессиональные модели, в буквальном смысле слова училась на ходу.

Ни Валентина, ни другие «олдушки» сегодня без работы не сидят – снимаются для каталогов многочисленных фирм, участвуют в рекламных компаниях и дефиле.

«Я рад, что в наши дни снова появилось желание быть элегантными. Элегантность – ключ к облику, не подверженному времени, к тому, что никогда не выйдет из моды, с чем никогда не выйдете из моды вы. Свой успех я объясняю верностью этой философии. Для меня стиль более важен, чем недолговечные модные тенденции. В конечном итоге стиль сводится к самовыражению, и я не думаю, что хоть что-то может выглядеть действительно ужасно на человеке, который искренен сам с собой».

Джорджо Армани

… Как думаете, зачем мы вам рассказали истории этих разных женщин, каждая из которых замечательна по-своему? Чтобы вы завтра же встали с дивана и побежали на подиум? Нет, конечно, делать это вовсе не обязательно. Гораздо важнее понять: ваш лучший возраст остался не где-то в прошлом, он – сейчас. И груз прожитых лет и событий, какими бы они ни были, может тянуть не вниз, а вверх. Но это смотря какой вектор выберешь...

Комментарии: 0

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

или