Шрифт
Размер
Интервал
Вы находитесь здесь? Ашберн
Приветствуем

Мы создали замечательный портал специально для Вас!

  1. Выслать повторно
Забыли пароль?

Мы поможем Вам восстановить доступ к Вашему личному кабинету

  1. Введите Ваш логин или адрес почты от личного кабинета

  2. На номер телефона +X (XXX) XXX- было выслано SMS подтверждение

    Выслать повторно

Молчащие на антресолях

Мы достаем их с высоты антресолей, боясь уронить старый чемодан или картонную коробку, в которых они хранятся целый год и ждут, когда пригодятся. Но вот – дождались! Нет, все целы с прошлого года, ни одна не разбилась… Пришел и их час – засиять, заблестеть сквозь елочные ветки, наобещать счастья в новом году. И молча напомнить о прошлом. Им есть о чем рассказать, нашим елочным игрушкам. Расскажите и вы своим внукам о них, когда будете вместе наряжать елку. Вы и не заметите, что будете рассказывать не просто об игрушках – о жизни, своей и страны…

Все началось с яблок

…Германия, Тюрингия, 1848 год. Надо же такому произойти, что в этом году здесь случился неурожай яблок! Казалось, можно было бы пережить, – не хлеб! – но горевала вся Тюрингия. Чем украшать елку в Рождество? Ведь испокон веков повелось – вешать на рождественское дерево настоящие живые яблоки, как символ плодов с древа познания! Чем больше их будет, тем больше счастья. Нет, ждать хорошего от наступающего года теперь нечего…

Так думали практически все, но только не стеклодувы из маленького местечка Лауша. Как сейчас бы сказали, креативное решение проблемы было таково: взамен настоящих они «надули» множество стеклянных яблок и перед Рождеством продали их всем желающим. Считается, что тогда-то и началось в Германии производство елочных игрушек. Правда это или просто красивая легенда, доподлинно неизвестно, но факт остается фактом: меньше чем через 20 лет в Лауше открыли на месте маленьких стеклодувных мастерских целый завод, который был оснащен газовыми горелками (чудо по тем временам!), с помощью которых ремесленники выдували уже не только яблоки, но и большие тонкостенные шары.

Благодарная народная молва быстро разнесла историю про «стеклянные яблоки» по всей стране – идею лаушских стеклодувов подхватили и другие производства, в Нюрнберге и Берлине. А потом она вышла за пределы Германии. Немецкие иммигранты «развезли» новый способ украшения рождественского дерева по городам и весям – в Британию, Прибалтику, страны Старого и Нового Света.

Постепенно сложилась традиция: на макушке елки непременно должна сиять Вифлеемская звезда, на ветках пониже – елочные игрушки. Но они все еще были редкостью, а потому развешивались вперемешку с настоящими сладостями и орехами. И, конечно, свечи – как символ ангельской чистоты. Из-за них, пожалуй, редкое празднование обходилось без пожаров. Пока, наконец, в 1870 году, американский телеграфист Ральф Моррис не придумал электрическую гирлянду. Он каждый день, работая на телефонных пультах, имел дело с нитями маленьких сигнальных электрических лампочек. «А почему бы не повесить это на елку?» – подумал Ральф. Так и сделал. Производители оценили идею и вскоре, вслед за домашними, стали изготавливать уличные новогодние гирлянды – в 1895 году одна из них украсила рождественскую ель перед Белым домом.

Привезли немцы елочные игрушки и в Россию. Заморское чудо сияло на елках богатых усадеб, на балах в дворянских собраниях. Первым, как бы сейчас сказали, новый тренд «почуял» морской министр Российской империи Александр Сергеевич Меншиков – правнук петровского фаворита. В 1848 году он основал недалеко от Москвы, в Клинском уезде, стеклодувное производство. Возле завода как раз нашли залежи кварца, так что российские елочные игрушки были отменного качества. На Всемирной выставке в Париже в 1889 году они даже «переплюнули» немецкие…

Еще целых 28 лет в России будут праздновать Рождество: с Вифлеемской звездой, стеклянными ангелами и шарами, с орехами, завернутыми в золотые фантики. Потом отгремит революция, гражданская война, и «в буднях великих строек, в веселом грохоте, в огнях и звонах» российские рождественские елки осиротеют. Вернее, осиротеют без них люди. В газетных передовицах пояснят так: «Теперь рабочий класс имеет новое летоисчисление – октябрь 1917 года, свой действительно Новый год, когда впервые тов. Ленин встал у кормила пролетарского государства».

Через 10 лет в опубликованных «Материалах к антирелигиозной пропаганде в рождественские дни» праздник пригвоздят к позорному столбу: «Ребят обманывают, что подарки им принес Дед Мороз. Религиозность начинается именно с елки. Господствующие эксплуататорские классы пользуются «милой» елочкой и «добрым» Дедом Морозом еще и для того, чтобы сделать из трудящихся послушных и терпеливых слуг капитала».

А еще через пару лет, в канун 1929 года, празднование Рождества запретят официально. Его объявят «поповским праздником», а тому, кто нарушит запрет, будет грозить строгое наказание. С плакатов тех лет граждан будут агитировать стихами: «Не траться без толку на рождественскую елку! Коньки и лыжи куда нам ближе!»

Звезда вместо Звезды

Но через шесть лет, в 1935 году, Сталин сказал народу, уставшему от революции, свершений и страха: «Жить стало лучше, жить стало веселее!» Чуткая советская номенклатура тут же подхватила лозунг вождя. Инициатива, как и положено, пошла «снизу». 29 декабря «Правда» опубликовала статью Постышева – он тогда работал секретарем Харьковского обкома, а позже станет кандидатом в члены Политбюро ЦК ВКП(б), вдохновителем масс на поиск «врагов народа», зачинателем кампании борьбы с «фашистскими символами» на школьных тетрадях и упаковках пищевых продуктов. Добрый Павел Петрович писал: «Как было бы замечательно организовать советским детям новогодний праздник с елкой! Почему невозможно купить никаких елочных украшений и игрушек – они просто отсутствуют на прилавках? Советские дети должны получать все самое лучшее, в том числе атмосферу сказки и волшебства!» А к 31 декабря издание сообщило: по стране готовятся тысячи новогодних елок во Дворцах пионеров, артели и кооперативы предлагают покупателям расширенный ассортимент елочных игрушек.