Шрифт
Размер
Интервал
Вы находитесь здесь? Ашберн
Приветствуем

Мы создали замечательный портал специально для Вас!

  1. Выслать повторно
Забыли пароль?

Мы поможем Вам восстановить доступ к Вашему личному кабинету

  1. Введите Ваш логин или адрес почты от личного кабинета

  2. На номер телефона +X (XXX) XXX- было выслано SMS подтверждение

    Выслать повторно

Музу зовут Зоя

Те, кто любит поэзию Андрея Вознесенского, наверняка помнят эти строки: «В человеческом организме / девяносто процентов воды, / как, наверное, в Паганини, / девяносто процентов любви! / Даже если – как исключение – / вас растаптывает толпа, / в человеческом назначении – / девяносто процентов добра! / Девяносто процентов музыки, / даже если она беда, / так во мне, несмотря на мусор, / девяносто процентов тебя». Они посвящены ей, Зое Богуславской – музе, любимой, другу. Поэта не стало 10 лет назад, и Зоя Борисовна в свои 96 делает все, чтобы сохранить даже самые малые крупицы его жизни и творчества. Она всегда держалась в его тени, хотя сама была литератором, критиком, драматургом. О ней и эпохе, в которой ей довелось жить, можно снимать кино и писать целые тома.

За стенкой с буржуями

… Декабрь 1962-го, Манеж. «Дерьмо! Мазня! Пи...сы! Кто разрешил так писать? Это осел хвостом писал или что?!» Так глава государства «воспитывал» художников. В марте 1963-го пришла очередь творческой интеллигенции. Весь кремлевский зал – писатели и поэты – оцепенели, никто из сидящих не смел шелохнуться. А с трибуны круглый лысый человек, генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, чуть не брызжа слюной, кричал: «Я не могу спокойно слушать подхалимов наших врагов! Не могу слушать агентов! Хотите завтра получить загранпаспорт? Получите! И езжайте отсюда к чертовой бабушке!» И разом взбесившийся зал тоже заорал: «Вон! Вон!» Эти вопли были обращены к Василию Аксенову, Андрею Вознесенскому, Евгению Евтушенко, Роберту Рождественскому. Вознесенский, выступление которого криком прервал Хрущев, только повторял: «Дайте мне договорить…» Наивно полагал, что он сейчас прочитает Хрущеву стихотворение, и тот все поймет… А Хрущев только распалялся: «Какой договорить!

Григорий Горин, Михаил Рощин, Василий Аксёнов, Зоя Богуславская, Андрей Вознесенский.

Вон из Советского Союза! Паспорт вам выпишет Шелепин!» Больнее всего для Вознесенского было то, что вчерашние коллеги поголовно кричали: «Вон!» Никто из них потом не подошел к нему. Только она одна, Зоя Богуславская. Взяла под руку и сказала: «Андрюша, пошли к нам…» И увела вон из Кремля…

После хрущевского разноса Андрей уехал под Ригу, болел. Две недели у него была рвота, которую врачи не могли остановить. Похудел на 14 килограммов, у него был сильнейший нервный срыв. Москва улюлюкала, перемывала им косточки. Но она говорила ему: «Они временны, а ты вечен…»

Она всегда была такой – независимой. С самого детства. Не терпела, когда ей кто-то приказывал.

Зоей, что в переводе с греческого означает «жизнь», ее назвала мама, Эмма Иосифовна. По специальности была детским врачом, защитила диссертацию о применении детского инсулина. А отец, Борис Львович, был известным ученым в области кибернетики и машиностроения. Оба родились в Харькове, оттуда рванули в Москву.

В то время, в 1923 г., по всей стране свирепствовала эпидемия тифа. Повсюду висели плакаты: «Вошь и смерть – друзья-приятели! Уничтожайте вшей, разносящих заразу!» Уничтожали не только вшей, но и интеллигенцию: одних посадили на «философский пароход» и выслали, других – расстреляли, третьи стали беженцами. Оставшимся нужно было как-то жить, по возможности долго и счастливо.

Молодым супругам дали комнату в коммуналке – «уплотнили» живших в просторной квартире буржуев. Эмма Иосифовна навела уют и переняла у «буржуйской» поварихи, которая жила за стеной, умение готовить: на общей кухне стояла с ней у примуса, запоминала рецепты дореволюционных вкусностей. Позже все друзья уже взрослой Зои, которые бывали в их доме, будут признаваться, что не могут себе представить более гостеприимный дом. Но работа была для Зоиной мамы на первом месте.

Вскоре из «буржуйской» квартиры они уехали. Отец Зои уже в 25 лет был главным инженером завода имени Орджоникидзе. Тогда было принято молодых специалистов молодой Советской Республики посылать на стажировку в другие страны – перенимать опыт. Его и добрую половину инженеров завода послали в Германию, Эмма и Зоя тоже поехали с ним. Вернулись через два года. И отец пошел в науку, в экспериментальный институт станкостроения имени товарища Сталина. Позже он станет его директором. Эта командировка в Германию не останется без последствий – будут аресты, подозрения: «А не завербовали ли вас, молодой человек?» Приходили и за Зоиным отцом. Но, видно, кто-то «наверху» передумал, отец продолжал работать…

Зоя с родителями.

Когда в 1934 г. убили Кирова, с 10-летней Зоей, конечно же, этого никто не обсуждал. Озорная Зоя занималась спортом, училась в школе, которую очень любила, и считала, что живет в самой лучшей стране на свете. Конечно, она не могла не слышать того, что взрослые говорили друг другу шепотом: «Неужели ты не понимаешь, что это Сталин его убил?» Именно тогда в ней поселились первые смутные сомнения. Переворот в ее сознании произойдет намного позже.

Центр Андрея Вознесенского открылся 12 мая 2018 г., в 85-й день рождения поэта. Творческая программа центра постоянно меняется, его технические возможности позволяют показывать интерактивные инсталляции, устраивать живые дискуссии. Здесь проходят киновечера, транслируют оперы, открывают интерактивные выставки. По вторникам и четвергам в особняке на Большой Ордынке, 46, проходит киноклуб «Вознесенский Cinema», где показывают и обсуждают артхаус и документальное кино разных лет.

Одна из «пятибабья»

А дальше была война. Отец дневал и ночевал на работе, 17-летняя Зоя с мамой – в томском эвакогоспитале. Мама лечила раненых, Зоя ухаживала за калеками. Самые тяжелые любили с девушкой разговаривать, откровенничали. Один солдат из Грузии, которому оторвало руки и ноги, все говорил: «Хочу, чтобы никто не узнал, что я жив…» Он женился перед войной, дома ждала жена и двое маленьких детей – не хотел быть им в тягость. Она помогла: разыскала его жену, написала ей письмо, все рассказала. Женщина приехала, плакала и целовала любимого, была счастлива, что он жив, увезла его на родину…

Десятилетку Зоя закончила в Томске и задумала поступать в институт. Выбор определил случай. Стояли с подружками, читали какое-то объявление о наборе абитуриентов, подходит молодой парень и говорит: «Вон объявление висит о приеме в театральный институт. Пойдите лучше туда, живите интересной жизнью!» И Зоя поступила на театроведческий факультет. Отец, когда узнал, перестал с ней разговаривать, потому что считал, что «там только проститутки учатся»… Потом оттаял.

В институте они всегда ходили вместе – Зоя и четыре ее подружки. Их так и прозвали: «пятибабье». Девушки были тоже москвички, яркие, хорошо образованные, на экзаменах по литературе поэтов Корнеля и Расина шпарили по-французски. Зоя свободно владела немецким, но сразу выучила французский и английский, упорно «грызла гранит науки» – хотела ни в чем не отставать от подруг.

Вместе девчонки не только учились, но и отдыхали. Однажды подружки увидели на улице афишу: «Чтение мыслей на расстоянии». Это анонсировалось выступление в Томске медиума Вольфа Мессинга. Сталин разрешил ему проводить такие сеансы, но только не в Москве. «Так он же жулик!» – воскликнула Зоя. Решили пойти и разоблачить мошенника.

Выступление Вольфа Мессинга.

Во Дворце культуры было полно народу. На сцене, в президиуме – секретарь райкома, какие-то партийные тетеньки, председатель профсоюза, ученые, ведь Томск – город академический. В президиум из зала подаются записки: «Ряд такой-то, место такое-то», – и что нужно сделать. Мессинг подходил к одному из зрителей, брал его за руку и просил подумать о том, о чем человек написал в записке. Комиссия строго сверяла, совпадет ли? Зоя написала в записке: «Возьмите у девушки, которая сидит в пятом ряду, сумку, снимите с нее часы». А когда Мессинг подошел к ней и взял за руку, стала повторять про себя: «Подойдите к парню во втором ряду, посадите его за рояль, чтобы он сыграл «Лунную сонату» Бетховена, после чего он должен подойти ко мне и извиниться». Она решила, что медиум никогда этого не сделает, тут-то они и выведут его на чистую воду. Но он подошел к парню во втором ряду, и в зале зазвучала «Лунная соната»… У Мессинга на лбу блестели крупные капли пота…

Весь президиум вскочил со своих стульев. Скандал! Хваленый Мессинг ничего не умеет! Надо срочно сообщить в Министерство культуры, которое его прислало! Зрители зашумели, затопали. «Пятибабью» нужно было как-то исправлять ситуацию. Они выбежали на сцену и покаялись перед всем залом. Их чуть не побили, девчонки выскочили в своих нарядных платьицах, кто через окно, кто через дверь, прямо на томский крепкий мороз…

Кстати, в том самом втором ряду сидел Зоин знакомый, красавец Георгий Новицкий, актер Ленинградского театра, эвакуированного в Томск. Она в 19 лет выскочит за него замуж. Вместе они переедут в Москву.

Женщина поэта

Инга Морах (США), Зоя Богуславская и Андрей Вознесенский на Международном форуме «За безъядерный мир, за выживание человечества». 1987 г.

Но первый брак не сложился. Как говорил Маяковский, «любовная лодка разбилась о быт». Хотя с виду все было в порядке: Новицкий стал актером Театра имени Моссовета, недостатка в ролях не испытывал, играл с прославленным Николаем Мордвиновым. Но муж был приучен к патриархальному укладу жизни: опоздание к обеду, если его мама уже села за стол, считалось страшным грехом и оскорблением – опоздавший оставался голодным… Могла ли свободолюбивая Зоя понять и принять это? Ничто не держало, детей не завели – она ушла.

Сын Леня появился у нее уже во втором браке. Ее новым избранником был Борис Каган, конструктор в области автоматики и вычислительной техники. Потом он станет доктором технических наук, профессором, лауреатом Сталинской премии.

Казалось, жизнь снова пошла своим чередом. После приезда из Томска закончила свой театроведческий факультет ГИТИСа. Год спустя попыталась стать актрисой. Сама об этом вспоминала так: «Однажды иду мимо Малого театра и вижу объявление о наборе артистов во вспомогательный состав. «Чем черт не шутит?» – подумала я. Зашла, прочитала какую-то басню... На следующий день вывесили списки принятых. И моя фамилия – среди них! Я всю ночь не спала. Ходила и думала: «Вот я выиграла счастливый билет. И что теперь делать?» И решила: «Нет, не хочу! Не мое!» Дело в том, что я не могу ничего повторять по нескольку раз. Не способна одинаково сказать, сделать, я все должна придумать заново, по-другому... Не смогу играть одну и ту же роль годами, как это принято у актеров. И не хочу!» Решила поступить в аспирантуру Института истории искусств Академии наук СССР. Тема диссертации: «Советская драматургия московских театров».

Ей было что написать в диссертации – время само будто подкидывало сюжеты для анализа один за другим. Умер Сталин, похоронили погибших в давке на Трубной, и внутри каждого думающего гражданина началась колоссальная переоценка ценностей. Первым человеком, который открыл Зое глаза, перевернул все ее представления, стал драматург и писатель Леонид Зорин. Вернее, его пьеса «Гости». Написал он ее в марте: Сталина уже нет, но Берия – в полной силе. Это была одна из первых попыток в советской литературе заговорить о сталинских репрессиях – конечно же, ее сразу запретили в ЦК. Через три месяца появилась «Оттепель» Ильи Эренбурга – как говорится, процесс пошел. А там и XX Съезд КПСС грянул.

Позже, когда действительно настала оттепель, с кем только она ни познакомилась! Как жаждущий в пустыне пьет воду и никак не может напиться, так и Зоя: ездила, общалась, писала, словно боялась, что кто-то остановит. Она встречалась с Марком Шагалом и Хулио Кортасаром, Верой Пановой и Аркадием Райкиным, Леонидом Леоновым и Михаилом Рощиным, Артуром Миллером и Юрием Любимовым, Владимиром Высоцким и Михаилом Барышниковым, Лайзой Миннелли и Брижит Бардо. Все эти разговоры, споры, размышления войдут в цикл эссе Богуславской «Невымышленные рассказы».

В эти же годы познакомится она и с Андреем Вознесенским – за ней, замужней женщиной с ребенком, которая на девять лет старше, поэт станет трепетно ухаживать.

Однажды они вместе поедут в подмосковную Дубну на встречу с физиками. Андрей будет выступать со стихами, а Зоя – собирать материал для будущей книги. Между ними еще не было никаких отношений – Зоя знала, что Андрей влюблен, но уходить от мужа не собиралась. Он придумывал разные романтические ситуации, которые могли бы ее пронзить, посвятил ей поэму «Оза» – она была неприступна. Но однажды ей позвонила его мама: «Зоя, вы не знаете, где Андрюша? Уехал в Петрозаводск и пропал…» И только тут она поняла: ей очень дорог этот человек. Они стали встречаться.

Муж Зои, Борис Каган, всеми силами пытался остановить жену: «Что ты творишь? У нас ребенок, семья! Вот увидишь, ничего у вас не выйдет, больше года ты не выдержишь!» Зоя и Андрей уехали в Ялту. Под диктовку Вознесенского она написана заявление о разводе: «В связи с тем, что у меня образовалась другая семья, прошу развести нас». Она ушла от обеспеченной жизни в бедность и неустроенность. И выдержала гораздо больше, чем один год. Вознесенский прожил вместе со своей музой 46 лет…

Сегодня Зое Борисовне 96 лет. В 1991 г. она основала «Триумф» – первую российскую негосударственную премию в области литературы и искусства. Сама стала художественным координатором жюри. А в 2018 г. открыла благотворительный фонд поэта Андрея Вознесенского и учредила премию «Парабола». Сын вырос, сегодня он бизнесмен, один из крупнейших российских инвесторов в интернет- и ИТ-отрасли, основатель компании ru-Net. Человек состоятельный, Леонид Борисович сделал своей матери поистине царский подарок – особняк на Большой Ордынке. В нем уже два года работает культурный центр Андрея Вознесенского. Есть у Зои Борисовны и внуки: Анастасия, Дима и совсем еще малышка Зоя. Как вы знаете, в переводе с греческого это имя означает «жизнь»… И имя музы.

Комментарии: 0

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

или