Шрифт
Размер
Интервал
Вы находитесь здесь? Ашберн
Приветствуем

Мы создали замечательный портал специально для Вас!

  1. Выслать повторно
Забыли пароль?

Мы поможем Вам восстановить доступ к Вашему личному кабинету

  1. Введите Ваш логин или адрес почты от личного кабинета

  2. На номер телефона +X (XXX) XXX- было выслано SMS подтверждение

    Выслать повторно

Совсем не модный приговор

Нет, мистер Блэквелл был вовсе не злой человек! Но его зоркого глаза и острого языка боялись многие известные люди. Ну кому, скажите, может понравиться, когда в прессе напишут такое? Как, например, про супругу принца Чарльза, Камиллу Паркер-Боулс: «Герцогиня безвкусицы – в своих перьевых шляпах она напоминает окаменелого попугая из юрского периода». Да кто он такой, в конце концов, чтобы высмеивать богатых и знаменитых?! Он – модный критик. Есть такая профессия. И не только на Западе – в России тоже.

Акула пера

До того, как стать модным критиком, он был модельером, художником, теле- и радиоведущим. И хорошо знал: большинство обычных людей смотрит на знаменитостей снизу вверх, с восхищением и восторгом. Как же – звезды с мировым именем! Значит, в них все прекрасно, и уж тем более наряды. Вовсе нет! Знаменитости отнюдь не всегда безупречны и нередко могут выглядеть совершенно безвкусно.

Ричард Сильван Зельцер, которого все звали мистер Блэквелл, пожалуй, первым уловил это несоответствие статуса и внешнего вида. В 1960 году, когда американский еженедельник American Weekly впервые попросил его написать обзор под названием «10 самых худших нарядов», он понял, как можно использовать этот «тренд». К тому времени в мире модной индустрии он был признанным мэтром: имел собственный модный дом, который специализировался на линии одежды для женщин больших размеров, был первым в истории дизайнером, кто представил моду в телевизионном эфире. У него одевались и известная в те времена американская актриса Ивонн Де Карло, и бродвейская звезда Джэйн Мэнсфилд , которая наряду с Мэрилин Монро была одним из секс-символов Америки, и Нэнси Рейган, бывшая тогда еще первой леди штата Калифорния. Общественное мнение ставило Ричарда на одну ступень с Валентино, Версаче и другими видными дизайнерами.

 

А вот в журналистике он был новичком. И как каждому новичку ему предстояло найти свой стиль подачи материала, сделать так, чтобы его «писанину» прочли не только от первой до последней строчки, но и запомнили. И он нашел свою изюминку.

Ведь как поступали модные критики до него? Заметив в модных коллекциях или нарядах какие-то недостатки, они интеллигентно указывали на них: в приличных выражениях, с тактом и реверансами – как бы кто не обиделся! Мистер Блэквелл отбросил эти условности. Он начал ругать звезд. От всей души. По-настоящему. Не выбирая выражений. Не жалея желчи и сарказма.

 

И понеслось! «Ободранная зубочистка, попавшая в ураган», «она что-то среднее между королевой Викторией и вампиром», «вешает на себя все, что попадается под руку», «выглядит так, словно ее одевал не модный дизайнер, а клоун, страдающий дальтонизмом», «когда она пытается модно одеться, это выглядит шизофреническим бешенством», «одевается как маленькая шлюшка». И это самые мягкие выражения!

Читатели были в восторге! Наконец-то они могли позлорадствовать, порадоваться, что «богатые тоже плачут», прочитать в газете то, о чем часто сплетничают у себя на кухнях. Рейтинг издания взлетел до небес.

В первый хит-парад самых безвкусно одетых актрис по итогам года вошли Бриджит Бордо, звезда фильмов Хичкока Ким Новак, обладательница Оскара итальянская актриса Анна Маньяни. Дальше – больше. Уже через год-два он советовал Софи Лорен «перестать думать, что простая одежда – это неинтересная одежда», а Барбаре Стрейзанд «не носить скатерть вместо платья».

«Список Блэквелла» стали перепечатывать сначала американские, а потом и мировые новостные службы. Все теле- и радиокомпании приглашали его к себе и просили дать комментарии, модные журналы умоляли об интервью.

Мистер Блэквелл никому не отказывал. Журналистам он говорил: «Меня оскорбляют безвкусные наряды с претензией на шик, в которых появляются на людях звезды всех сортов и мастей».

Если ты публичный человек, то это твоя судьба – быть стильным примером для поклонников. Актрисы и певицы разоряются на косметологов, массажистов, фитнес-тренеров, а на красной дорожке появляются в лохмотьях а-ля Золушка.

Мистер Блэквелл

Добавлял: «Я хочу сказать, что они, возможно, и талантливы в своей сфере, но что касается их манеры одеваться, то мне они напоминают сорняки в сказочном саду декоративных цветов». Резюмировал: «С них берут пример их поклонники, им подражают, их копируют, так и плодится безвкусица».

Да, он стал борцом с безвкусицей. Кто бы знал тогда, что первый «список Блэквелла» будет не единственным! Почти полвека, каждый год, в начале января все звезды кино, шоу-бизнеса и даже королевские особы с замиранием сердца ждали: попадут они в него или пронесет? Это была номинация на «антиоскар», только в одежде. И хотя за место в этом списке никто не боролся, оно все равно кому-то доставалось.

Едкие замечания, которыми мистер Блэквелл «награждал» фигурантов, становились прозвищами на ближайший год. Мэрайя Кэри – «пария моды» и «королева катастрофического китча». Кэмерон Диас – «хаос на высоких каблуках». Виктория Бэкхем – «главная антимодница, которая надевает монструозные мини-юбки», Бритни Спирс не брезгует «обносками Мадонны» и выглядит «пожилой Лолитой».